пятница, 1 февраля 2019 г.

Воспоминания о том чего я не видел.

Время бежит неумолимо. Вот уже нет тех родных мне людей старшего поколения. Кое что сохранилось в голове из того что мне они рассказывали, в основном это касается поселка Берестовица. Хочется рассказать о том что сохранилось . Но голова это не компьютер. Поэтому прошу придирчивого читателя не тратить время на эти мои воспоминания. Тут могут быть попутаны фамилии, нет точных дат. Тут я пробую передать дух того времени которого я не видел при этом не пользуясь никакими архивами , опросами старожилов и другими проверенными способами.  То есть то, что я пишу это сплошная беллетристика лишь с искренним желанием автора - не врать.

И так – дела давно минувших дней, преданья старины далекой.


С чего начать? Наверное самого старого времени касается история рассказанная в д. Берест- овичаны  моим дядей Ваней. Это Коваленя Иван Михайлович .  В деревне большинство людей имеют мянушки. Вот у соседки дяди Вани была мянушка- Сэска. Соседка могла и поскандалить . Вот  дядя раз и сказал в сердцах. Ну блин, не зря её прабабка солдата убила. Я конечно прицепился с распросами мол как и что? Да говорит француза при Наполеоне еще, кипятком облила и колом добила. Подробностей дядя не знал. Но через несколько десятков лет я узнал подробности. За Польским Часом была коммасация земель примерно в 1930 году. Ну и новый владелец в д. Эйминовцы решил выкопать колодец и только начав копать обнаружил скелет. Вызвали полицию. Под скелетом нашли допотопное ружье. И тогда старики вспомнили, кто жил в этом месте и вспомнили, что им родители рассказывали, что в избу зимой зашел измученный французский солдат. Приказал бабе приготовить ему есть, а сам заснул, сидя на лавке опершись на ружье. Баба увидев это взяла ухватом горшок с кипятком с печи и навернула на солдата. Поступок крайне жестокий, но мы не знаем почему эта баба была без мужа в избе и вообще мы ничего не знаем, поэтому судить её наверное не имеем права.
Вот фотография водяной мельницы с 1901года, я её помню , она работала еще в 1960-е годы.Стояла она там где сейчас стоянка автомобилей у магазина Дары Моря. Обратите внимание на узкий деревянный мост через речку Берестовичанку. И еще на полноводность речки. Кстати большой каменный жернов от этой мельницы и сегодня лежит недалеко от чвараков. Думаю ему место в нашем музее , а то завезет кто то вместо украшения к своему коттеджу -люди сейчас даже большие камни привозят с поля для этой цели, а тут жернов. Наймет кран и грузовик и перевезет без проблем бесхозный жернов.
Чуть новее время это отмена крепостного права в 1860 году. Вот я слышал, что в то время люди радовались и выходили садили деревья у дороги в память о этом событии. Были огромные тополя у вьезда в д.Белый Дворок и других деревень. Говорят их садили как раз тогда, я их хорошо помню, аллея была ещё в 1980х годах. В одном тополе в дупле у земли могло спрятаться от дождя сразу 4 человека. Но сейчас уже от тех деревьев редко что осталось. Ну и радость от отмены крепостного права говорят была преждевременной. Оказалось , что при крепостном многим жилось лучше. Говорят вот коровка сдохла.Крестьянин идет к Пану, снимет шапку и плачется- не дай кормилец деткам малым пропасть то. И Пан давал коровку-бесплатно. Ну ведь все равно и мужик и его детки будут работать на его.  Отменили крепостное право и какой резон был Пану раздавать коровы бесплатно? Более того, вот привыкла деревня там и там пасти скот и на выгонах и в лесу. Так было сотни лет. А тут оказалось, что Пан не хочет, что б пасли где все время пасли. Ну землю то конечно выделили на пастбища. Но выделили в обрез. А семьи растут, двоятся и троятся. Растет и поголовье скота. И были страшные конфликты из за пастбищ и сенокосов. Я раз подвозил старика, возле деревни Старинцы он показал на болотце заросшее ольхой и сказал, ты подумай-никому не нужно. А ведь за эту землю брат брата убил-сенокос не поделили.  Земля была фактически единственной кормилицей для людей тогда.  И крестьяне то не были единоличниками в нынешнем смысле слова. Посмотрите  на наши современные деревни, как плотно стоят дома они построены на фундаментах тех домов, что стояли 100 и 200 лет назад обычно.. Это просто опасно с пожарной точки зрения. Жили тогда общиной. И земля не была закреплена в вечное пользование. Землю раз в сколько то лет делили и переделивали по количеству едоков в семье. Вот и интерес был иметь большие семьи. А земля то не прибывала. Вот так зрела почва для революции. Конфликты нарастали с каждым годом. В Берестовице самым крупным землевладельцем был граф Коссаковский. И вот на его владения и было сильнейшее давление крестьянских общин. В лесу –урочище Вишнево есть большой участок со стороны д. Лисневичи местные называют Сервитут. Согласитесь уж очень мудреное название-прямо латынь. Я покопался в книгах и действительно оказалось- латынь. Ограниченное право пользования. Там крестьянам можно было пасти скот, но нельзя было рубить дерево. Дерево принадлежало графу. Но крестьяне считали, что раз  можно коров пасти то и лес их. Следами тех конфликтов остались длинные траншеи-канавы выкопанные сто лет назад Графом по границе Сервитута для того что б телегой никто не мог заехать .


На переломе 19 и 20 веков Коссаковский  построил в Берестовице  дворец и Новый костел. Видимо строили одни и те же мастера, и планировал один архитектор. Копаясь в истории Берестовицы в польском сегменте Интернета я нашел сведения , что и нынче точно такой дворец есть в Италии. Оказывается, однажды в Италии Графа буквально поразил увиденный дворец, и он в Берестовице выстроил точно такой.  Интересно что даже кирпичи для дворца делали в имении Графа недалеко от того места где сейчас стоит новый магазин Санта. И ведь сделали качественный кирпич. Да , дворец простоял мало лет , после войны его разобрали на кирпич с которого построили сегодняшнее здание милиции и два двухэтажных дома один возле перекрестка у ратушной площади а другой напротив милиции. Когда разбирали стены дворца после пожара то там произошел несчастный случай и кажется 4 человека задавило насмерть, и одного я помню, работал в колхозе строителем, с трудом ходил после травмы. Ведя поиск в польском сегменте Интернета, я нашел сведения, что в Литве сохранились тысячи фотографий сделанных графом Коссаковским. Сейчас эти альбомы хранятся в Каунасе в музее имени М.К. Черлёниса.
https://www.tripadvisor.ru/Attraction_Review-g274948-d284414-Reviews-National_M_K_Ciurlionis_Art_Museum-Kaunas_Kaunas_County.html
 Конечно доступ к фотографиям платный тем более публикация их. Но я написал письмо на имя директора, с просьбой прислать мне несколько сканов фото касающихся Берестовицы бесплатно и сегодня после довольно продолжительной переписки я получил эти сканы и право разместить их в  моем блоге. Поэтому вы имеете сейчас возможность увидеть лица тех, кто строил дворец в Берестовице. Каменщиков, ремесленников, маляров и даже владельцев имения и все это на ступенях нового, но уже не существующего дворца. Унесенные Ветром, прямо по Маргарет Митчелл, хотя возможно, еще более трагично.

Коссаковские с малярами на ступенях дворца в Берестовице.



На фото с малярами Коссаковский, Юзеф Станислав (1866-1916)


Коссаковский, Михаил Станислав (1883-1962)


Коссаковский , Станислав Казимир(1837-1905)
1900 год. Каменщики, строители дворца в Берестовице.
Ремесленники специалисты по отделке дворца 1901 год.

Граф был очень прогрессивной личностью. Я не буду называть графа по имени,  честно говоря, в семье у нас как то и не называли так. Ну, иногда могли сказать в рассказе Старый Граф или Молодой граф.А вообще когда рассказывали что то про графа то я так теперь понимаю, что это могло быть о разных людях разговор о графе отце , сыне или даже внуке уж о очень больших промежутках времени порой шла речь.
Коссаковский , Иосиф Станислав 1898 год.

Но вернемся к прогрессивной личности, когда я работал директором пчелопредприятия в д. Полежино то у нас работала  уборщица с д. Эйминовцы, это и ныне живущая Рогацевич девичья фамилия Левоненя. У её и отец и дед работали лесниками у Графа. Иногда она рассказывала разные истории. Так вот, Граф сам работал на пароконной жнеярке. Рассказывала она, что жнеярка раз сломалась, так вызвали кузнеца, который должен был её починить к утру, кузнец ночевал у их дома. Рано утром граф приехал опять жать. Я спрашивал- неужели он много дней жал? Нет говорит- два дня. Думаю это или было интересно Графу попробовать новую технику, или он делал хронометраж, что б знать какую выработку дневную требовать с работника которому доверит жнеярку.
Станислав Коссаковский , сын Иосифа.


Кстати Граф очень увлекался прудовым рыбоводством. Даже учился этому делу в Италии. По речке от д. Эйминовцы до Б.Берестовицы и по её притокам было 14 прудов сделано, где велось рыбоводство по науке . Был пруд нерестовый, выростной, зимовалый. Пруды конечно назывались Ставы как принято у поляков. Вдоль этой речки шла дорога от графского имения в Берестовице до Полежино. Эта дорожка была в образцовом порядке, от имения до речки обсажена каштанами от речки до дикого става березой, дальше елкой вдоль всей опушки леса Ракитнево и поперечная дорога до Полежино опять березой. Поездка по такой аллейке с меняющимися деревьями была не скучной и кроме того деревья давали тень для путника и лошадей. В Полежино было графское хозяйство со скотиной и участком пашни. Была пахтарня как называли местные жители. Я думаю это типа маленького маслозавода. Я пахтарню не помню просто там и сейчас земля не пашется-много камней от фундамента.



 В центре нынешней Берестовицы там, где сейчас огороженный рынок, был коммерческий став, сюда сбрасывали отловленного осенью в других прудах товарного карпа и отсюда его продавали, особенно на Вигилию. Я еще помню, как система ставов функционировала, но уже конечно как колхозная. Коммерческий пруд был превращен в бассейн для детей. Но после и он заилился и был просто засыпан, сделали на его месте рынок, который действует и сейчас. Я не знаю когда была вырыта эта система ставов , при царе или за Польским часом. Но говорят озеро, в центре Берестовицы,  вырыли солдаты еще при царе. Граф как то договорился с воинским начальством и с солдатами. Солдаты тогда служили 25 лет. Ну вот договорились, что выкопают озеро и служба окончена. Выкопали. Но о том, на сколько лет им удалось сократить срок службы неизвестно.


Первая Мировая война.


О ней почти нет воспоминаний в нашей семье. Все православные целыми деревнями выезжали в Беженство в Россию . Это был тихий ужас для крестьян. Возвращались через 4-5 лет к обычно заросшим кустами полям. Деревню Эйминовцы говорят немцы сожгли  полностью увидев, что она пустая. Осталась только кирпичная школа, в которой после ютились возвратившиеся беженцы, пока отстроились заново. Я не знаю насильно выезжали люди или добровольно- старшие уверенного ответа не могли дать-сами между собой спорили. Но говорили, что с тех пор католическое население которое осталось на месте стало жить явно богаче. Много земли они могли во время беженства использовать. У моего деда в беженстве жена родила ребенка понесли крестить в церковь так священник долго распрашивал какой у их был священник в Берестовице, не брил ли бороду? Сомневался не католики ли? Тем более что у бабушки было отчество Викентьевна а у дедушки Станиславович. Но окрестили ребенка. А деда после взяли на фронт где он был награжден Георгиевским крестом.


Когда вернулись с Беженства,  то говорят старый Граф брал деда иногда за фурмана в поездку. Дед одевал шинель и цеплял Георгия на неё.


От Первой Мировой и сейчас в Шелепском лесу с краю от д. Кашенцы сохранилось немецкое кладбище - кое где даже вымостка камнем у могил сохранилась.


 Ну и еще такое наблюдение, кажется странным, но самые западные области Беларуси оказываются, судя по речи местных людей более русскими чем регионы центральной и восточной Беларуси.  Это последствие того далекого тотального БЕЖЕНСТВА в Россию .



Первые Советы.


У тутэйшых людей есть такие понятия как ЗА ТЫМИ САВЕТАМИ и гораздо реже, но иногда при меняется выражение ЗА ПЕРВЫМИ СОВЕТАМИ.


Первые Советы это те несколько месяцев 19 года когда сюда пришла советская власть .Времена перманентной революции Троцкого который ожидал, что революция Российской империи перерастет в Мировую. От одного старика в молодости я слышал довольно смешную характеристику всех Советов с позиции деревенского философа.  Он говорил, что Первые Советы были смешные. Все говорили и говорили-работать некогда было сплошные митинги. Вторые Советы 1939-1941год. Были страшные, они ссылали и раскулачивали. Но хуже всего были Третьи Советы потому что как пришли так уходить не хотят J


Но вернемся к первым Советам. Имение графа в Берестовице было национализировано. Создали коммуну. Интересно , что все это произошло гораздо цивилизованней чем то же самое произошло в 1939 году когда неделю горел костер из книг графской библиотеки и из картин с замка. За Первыми Советами  батраки имения провели сход и избрали комитет по управлению имением , председателем  был избран мой дед Онуфрий  Станкевич  и даже была составлена опись всего имущества Графа Коссаковского.Эта опись и сейчас хранится в областном архиве. Кстати о избрании председателем О. Станкевича есть запись в районной книге Память. Помню как  мои дядьки шутя напоминали  деду как он в тот период нанял 9 мещан молотить цепами чечевицу. Договорился, что заплатит им за день работы как платил граф по пуду чечевицы каждому, а они намолотили за день меньше 9 пудов всё себе забрали и еще дед оказался им немного должен но они ему простили J


Пару месяцев только продержались Первые Советы, случился Цуд над Вислой и с большими боями Берестовица была завоевана белополяками. Бои были сильные. Упоминание о них как о решающих для судьбы Польши высечено в Варшаве на памятнике Неизвестного солдата. Граф Коссаковский вернулся в свои владения. И как не странно, но мой дед никак не пострадал за свою карьеру у большевиков.  Более того, через пару лет граф дал ему бесплатно лес на постройку своего дома. До этого дед жил в чвараке для батраков, и сейчас эти чвараки стоят и даже используются под жилье.Чвараки пережили дворец. Граф предложил деду перейти в католичество и обещал при этом наградить его землей. Но дед будучи тогда церковным старостой отказался и поэтому получил лишь небольшой кусочек земли под дом на развилке дорог в Берестовичаны и Эйминовцы.


Но вернемся к боям за Берестовицу. Есть список кажется 140 поляков погибших в этой битве. Они были похоронены возле Нового костела, там стоял памятник с рогатывкой и надписью ГЕРОЯМ 1920 года.  Позже во времена советской власти этот памятник сломали, а уже только в 1990-е годы разрешили восстановить его но уже поставили не возле костела и Новой школы а у входа на католическое кладбище. Памятника же погибшим красноармейцам нет. Понятно , что красноармейцев погибло гораздо больше-обычно проигравших гибнет больше у нас говорили даже о тысяче павших но думаю это преувеличено . В детстве я слышал, что их хоронили в братской могиле у аллейки с имения в Полежино с правой стороны метров 600 не доезжая до Дикого става. Говорят многих свозили туда через несколько дней и они уже раздулись и скверно пахли. Думаю там сразу поставили крест а может и нет- ведь большевики же. Говорят там было поле и просто Граф запретил на этом месте сеять. И на моей памяти там был лес и кустарник ну можно ли назвать лесом группу деревьев среди поля пятно диаметром метров 30.


Есть ли там захоронения точно утверждать не буду но ясно, что где то оно должно быть, раз погибло 140 поляков то никак не меньше красноармейцев, а памятника им нет.


. В конце 1990-х годов это поле отдали фермеру который наверняка ничего не зная о захоронении тот пятачок леса выкорчевал и сейчас там одно поле которое каждую весну пашется и засевается.


За польским часом 1920-1939 года.





Польская администрация. Польская школа. Польские осадники. Все это нововведения, хотя и до этого большинство крупных наследственных  землевладельцев были поляками. Думаю осадники учитывая всеобщий дефицит земли в то время так же способствовали подпитке напряжения в обществе.  Ну и те самые Первые Советы которые смешные, давали о себе знать и в Польский Час. Даже всего пару месяцев сильнейшей коммунистической пропаганды зародили неуважение к крупным землевладельцам. Их уже часто называли не кормильцами и работодателями, а кровопийцами и эксплуататорами. Были конфликты с осадниками. Вот я слышал, был такой осадник Кулик жил на хуторе рядом с д. Синьки. Необычайно сильный мужчина. Говорят любого норовистого коня, как возьмет своей железной рукой так конь стоит и только дрожит.


Не знаю в чем суть конфликта , но рассказывали подослали к нему пацана деревенского в конце дня и тот говорит ему- вас в гмину вызывают в Берестовицу срочно.  Кулик и поехал, а там говорят нет, никто не вызывал. Он поехал назад вот как нынче асфальт с Берестовицы к д. Лисневичи за Белым Дворком дорога проходит через лес Вишнево вот тут у ручья его и перехватили мужики с колами, били жестоко. К утру он смог добраться домой, но несколько месяцев проболев так и умер.


Арестовали ли кого за этот случай узнали ли кто виновен?. Но вообще то тогда не редкость было , что за политику отправляли мужиков в Картуз Березу немало отправили. Польские полицаи  с оружием и на велосипедах старались держать порядок. Рассказывали особенно любил распускать руки полицейский Сидорович. Этот долго не разговаривал, чуть что так в морду. Семья моего деда  жила в новом доме семья большая 8 детей. Уже были девки на выданье. Приходила еще молодежь поболтать иногда попеть и в карты поиграть. Молодежи полный двор а тут Сидорович на велосипеде. Это что тут за коммунистическое сборище, а ну по домам.  Моя тётя Люба ему отвечает, иди отсюда не смей на чужой двор заходить и хотела не пустить его в калитку. Так говорят он её так толкнул, что она упала а после лежачую стал колесом велосипеда с маху бить держась за руль. А хлопцы стоят и не знают что делать- Сидорович то с оружием да и попробуй напади на полицая.
. Еще помню рассказывали в семье, что тётя Люба окончив 7 классов польской школы в Берестовице хотела поступать в гимназию в Свислочь но ей сказали, что это возможно только если она перейдет в католичество.


Кстати, еще одну историю расскажу про другого Сидоровича с д. Минчики который в 1970-е годы работал пожарным в воинской части что рядом с деревней , думаю интересна эта история для характеристики тех времен. Рассказывал он эту историю в компании мужчин, и я это слышал. Сидоровичу тогда было лет13 примерно в 1930 году. Рядом с д. Минчиками было имение Тетеревка( не путать с д. Тетеревка) Владел имением Ежи Урсын Немцевич который разводил в имении фазанов для охоты. Ну вот раз этот мальчик Сидорович шел по кустам у имения и спугнул с гнезд несколько фазанов. На следующий день чуть свет, он взял с собой кош и пошел собирать фазаньи яйца. Насобирал почти полный кош и быстренько пошел домой. Но на его несчастье его заметил Немцевич который верхом объезжал свои владения. Мальчик побежал , яйца выпадали с коша. Немцевич когда понял, что он несет, пустил коня в галоп и уже возле деревни словил мальчика за ухо. На скаку это получилось очень болезненно- даже кровь потекла из уха. На крики мальчика прибежал отец и еще пару человек. Поругались с Паном, тот мальчика отпустил. Но самое интересное, что позже отец мальчика подал в суд на Пана и тот откупился, дав отцу денег которых хватило на покупку коровы. Помню вся компания мужиков кто слышал это начали говорить , что мол выдумываешь ты это. Пан боялся панского суда? Глупости. Но Сидорович ответил- дураки вы. Не знаю , боялся он суда или нет, но ему было бы очень стыдно перед другими панами за такое дело.


Насколько знаю этот Немцевич был офицером войска польского и имел очень крутой нрав. Рассказывали он раз надьехал на мужика который воровал у его лес, надеясь на ветренную погоду –мол никто не услышит топор дровосека. Так он так избил этого мужика, что сломал ему ногу. Ногу это вам не руку сломать. Так вот и от этого мужика от суда он откупился, дав леса на постройку дома. Как видим недешево Немцевичу стоил его крутой нрав.


Моя мама рассказывала как в Берестовице на празднике 3 мая тогда выступал Немцевич. С её рассказа мне запомнилось- в Польске жыешь , польски хлеб ешь и мусишь Польскай слухать.



За Польским часом очень много строилось ,особенно всяких там пилорам тартаков и спирт заводов. Почти в каждом имении строился свой спирт завод. Насколько знаю и работающие  в советские времена Ойцовский и Массолянский спиртзаводы были построены в те времена. Коссаковский так же построил свой спирт завод недалеко от чвараков. Но буквально дней не хватило, что бы его запустить, в 1939 году-пришли Советы.   


Собственно многие планы людей поломал приход Советов. И сейчас есть фундаменты от хуторов которые местные называют то француз то американец. Это люди выезжали во Францию или Америку возвращались через десяток лет с деньгами покупали землю, строили дом думали исполнилась мечта , но тут пришли Советы. И конечно они новую власть не принимали и даже пробовали бороться с ней, что закончилось для них скорее всего трагически.  Но надо понимать , что таких людей относительно основной массы народа было совсем не много.


Кстати, для понимания тех времен интересна история рассказанная мне Жвалевским Леонидом Антоновичем с д. Конюхи.  Жила там бедная семья. Земли мало, а у отца два сына. Ну что там делить землю то? Решили, что младшего пацана отправят к евреям в Индуру, что б учился ремеслу у них. Отправили-согласился взять его в обучение мастер делающий деревянные колеса к телегам, а пацан несколько раз убегал от его. Дома плакал, что еврей заставляет его делать всякую грязную работу по дому, кормит плохо. У еврея большая семья, ну так даже заставляют пеленки стирать за детьми.


Но отец ничего не слушал-высечет  хлопца, старший брат посадит его на телегу и отвезет назад к еврею.


Время шло, хлопец рос и многому учился. Когда ему исполнилось 18 лет он сам начал делать колеса, да колеса были такие крепкие, что ни у кого в округе таких не получалось. Дела пошли в гору. Затем он купил формы для создания пустаков –цементно песчаных блоков для строительства. И сейчас еще много есть тут строений с пустаков. Нанял двух рабочих для работы. После решил жениться, женихом он уже был завидным, выбрал себе невесту, за которой дали кусок земли с протекающей через него речкой Свислочь. Недалеко от деревни Конюхи. Начал строить плотину, закупил из Германии качественный мельничный механизм и успел его привезти .


Но тут пришли Советы.


Вторые Советы , сентябрь 1939г.


Дедушкин дом стоит при дороге на Берестовичаны на краю Берестовицы. Вот мама рассказывала, как входили красноармейцы в Берестовицу и их встречали цветами, яблоками, хлебом и молоком православные и евреи которых в то время жило много в Берестовице. Встречало много людей. Смех, веселье. А в то время жила еще моя пра бабушка которая умерла еще до моего рождения. Она была уже совсем слепая и совсем неграмотная. Вышла во двор и спрашивает, чего люди радуются? А внуки отвечают – бабушка большевики пришли, теперь не будет панов, не будет бедных и богатых. Все люди будут равны и будут жить счастливо. А бабушка отвечает- так никогда не будет, как в лесу все деревья разные так и люди не могут быть одинаковыми.


После эти слова безграмотной бабушки часто вспоминали у нас.


Тогда в сентябре 1939г. Польские войска и полиция получили приказ в бой не вступать и отступать в центральную Польшу на встречу наступающим немцам. 
Поляки говорили намекая на приход нищеты

жегнайте кумпяки 
жегнай млеко
юж большевицы недалеко.

(прощайте окорока
прощай молоко
большевики уж не далеко)

Полицейские за несколько дней до прихода большевиков ушли , хотя не обошлось без трагедии. В то время уже были телефоны у некоторых самых обеспеченных семей. Вот начальник полиции Осташевский уезжал с полицаями с Берестовицы по дороге –Шелепки-Голынка. А в Голынке был пастерунок полиции и там был телефон. Осташевский решил позвонить в Берестовицу Графу и спросил все ли в порядке. На что граф ответил, что крестьяне д. Эйминовцы спустили несколько его ставов и мешками вывозят и выносят рыбу, графских приказчиков не слушаются и даже обещают утопить в грязи. Начальник полиции сказал, что скоро вернется и разберется с ворами он взял с собой полицейского Лойко. Однако до ставов он не доехал. В Берестовице его встретила толпа взбудораженных людей был какой то митинг, люди  начали с ним ругаться а после потребовали сдать оружие он достал пистолет-выстрелил в воздух. Но тут Никон попробовал у него отобрать пистолет, схватив за руку. Какое то время они боролись, но после пистолет выстрелил, и пуля попала Никону в грудь. В шоке от боли тот побежал в здание почты у входа в которую и был митинг. Это была деревянная двухэтажная почта, которая стояла на том же месте где сейчас стоит кирпичная двухэтажная почта.  Никон забежал на второй этаж и там в коридоре упал и умер. Начальник полиции, поняв, что уже не владеет ситуацией, развернул бричку и поскакал назад в Голынку. Митингующие догадались позвонить в Голынку в пастерунок ,полицейских там уже не было, они удрали, и уже ходили там местные крестьяне. Кто то из них поднял трубку и ему рассказали, что Осташевский убил в Берестовице Никона и в течении часа будет в Голынке.
памятники Осташевскому и Лойко написано трагически погибли в сентябре 1939года.





На Осташевского сделали засаду на краю леса при дороге, в урочище Побоево. Видимо была борьба. Говорили трупы начальника полиции и полицейского Лойко привезли хоронить в Берестовицу одежда на покойниках была порвана, а у начальника полиции была одна нога обута а вторая без сапога.Все это происходило еще до прихода Советов сразу как полиция ушла .  В литературе это время иногда называют Дни Воли. В д. Эйминовцы напали на лесничих которые уезжали с д. Верейки в Польшу. Лесничие побоялись ехать через деревню и решили ехать вдоль опушки леса примерно метров 300 от деревни. Но их заметили , несколько мужчин выскочили с деревни с криками стой-стоять. У одного из них была даже винтовка. Лесничие видимо думали что отпугнут их выстрелив с пистолета. Но это был не лучший замысел. Пару сот метров для пистолета дистанция невозможная, но для винтовки это нормальная прицельная дальность. Ответный выстрел с винтовки и один лесничий тяжело ранен. Лесничие остановились- завернули в деревню, раненого занесли в дом. Срочно послали в Берестовицу повозку за доктором Коссаковским-однофамильцем графа. Доктор приехал, но спасти раненого уже не мог.  Я не знаю, отпустили лесничих после этого или нет. В эти дни когда ушла польская власть но еще не пришла советская творились страшные вещи. Как местные говорят- били панов. Били осадников и крупных земледельцев и представителей польской власти которые не успели удрать. Причем совсем не обязательно это были поляки. В Пархимовцах был владелец имения итальянец и его убили.
Рядом похоронены Голембовский и один памятник на двои Лесневич и Борети который был владельцем имения в Старинцах. Как и на памятнике полицейским написано трагически погиб в сентябре 1939 года.






Более того убивали почему то своих односельчан которых польская власть не то выбрала не то назначила солтысами. В каждой деревне должен был быть солтыс обеспечивающий связь крестьян с властями. Сообщал указы, знакомил с приказами и тп и тд. Обычно это были такие же крестьяне как все-православные и небогатые. Но в Поплавцах сами деревенские убили своего солтыса. В Берестовичанах так же. Мне довелось беседовать с сыном убитого в Берестовичанах солтыса Никона. В 1970-е годы я работал пчеловодом на колхозной пасеке, которая стояла в старом панском саду этот сад был еще за Польским часом  посажен осадником Флягой. 

И вот в один из дней смотрю идет ко мне на пасеку совсем не по деревенски одетый человек под галстуком в шляпе в костюме и туфлях. По одежде можно было догадаться даже что возможно иностранец. Он поздоровался , представился что он Никон и живет в Польше хотя родился в Берестовичанах и ему эти места часто снятся . Оказалось что он где то под Гданьском кажется, имеет свою пасеку в 100 семей. Мы начали с ним беседовать о пчелах. Видно было, что он пчеловод опытный. Через пару дней он пришел опять и мы проговорили часа три наверное. Оказалось, что он был одноклассником моего дяди  Коли погибшего на фронте под Калининградом  бывшего родным братом моей мамы  .


Через год или два я встретил этого Никона в Берестовице он опять приехал погостить на Родину. Я его пригласил к себе домой. Моя мама его не знала раньше, но у их оказалось много общих знакомых. Я достал бутылку шампанского, и мы разговорились.  Никон рассказал, что его отец никогда никому из односельчан ни делал вреда. Но вот в те Дни уже стемнело, когда в их дом пришли 4 или 5 односельчан,-были выпивши. Вызвали отца на улицу и там убили.


В д. Зайковщина убили активисты с д. Старинцы пана Лисневича. Так же пришли поздно вечером. Пана найти не могли, но после в сарае один обратил внимание на лежащую  балею. Под балеей и прятался пан. Нашедшему его он сказал- эх Антоний я ведь тебя всегда брал на работу и всегда рассчитывался вовремя за что ты на меня зло держишь? У активистов был с собой револьвер, но не было видимо опыта. Они повели пана убивать в поле. Стреляли –ранили в руку, он пробовал убежать но его кое как добили выстреляв все патроны .


 Рядом с Зайковщиной и сейчас стоит хутор там жил Голембовский это как ехать в Зайковщину первый дом с левой стороны. Ну какой там он был пан если говорят ходил с сыном и нанимался копать колодцы тем же крестьянам в том числе. Голембовского так же убили ночью, возможно он был осадником но в этом я не уверен.


Говорят тот, что обнаружил Пана Лисневича ,умом тронулся. Каждую ночь ему снилось как Пан догоняет его держа здоровой рукой раненую. И он несколько раз каждую ночь просыпался со страшным криком.

Как оказалось сон этот, был пророческим и пан Лисневич догнал его, не прошло и двух лет.

Времена те были страшные и полные драматизма. Взялся бы за описание тех времен настоящий писатель, и думаю, Шекспир и Маргарет Митчелл поблекли бы со своими страстями прошлых веков. Однако история наших мест если и не была запретной то во всяком случае не приветствовались попытки её изучать и публиковать. Считалось, что это не способствует добрососедству тут на стыке восточного и западного христианства. Но это наша история. И еще скажу, что нельзя то что происходило тут сравнивать с Волынской резней или с действиями Проклятых солдат на Подлясье. Тут никто не убивал по национальному признаку . Не убивали жен и детей. Нападали на сотрудников польских властей , осадников и землевладельцев пользующихся наемным трудом. В то же время никто не трогал польских простых крестьян и даже шляхту которые испокон веков жили тут. В Берестовицком районе были и есть польские деревни.

В чем причина столь жестокого отношения к сотрудникам польских властей и столь широкого распространения этого явления я не знаю возможно были основания. Возможно, это было не стихийно, возможно к этому готовило свои кадры КПЗБ? Хотя опять же и КПЗБ сильно пострадала от Советской власти. Я слышал в 1936 году кажется, шесть мужчин с д. Старинцы пошли пешком переходить границу с СССР под Столбцы и о их так никто больше и не слышал-пропали . В 1939 году Сталин сказал что среди членов КПЗБ аж кишит от польских шпионов. Много функционеров КПЗБ попали под Сталинские репрессии. Да и позже при Союзе говорили в стаж  КПСС не включался стаж в КПЗБ. Ну и после я слышал , что некоторые бывшие члены КПЗБ при доверительной беседе говорили-не за такую власть мы боролись . Хотя за Польским часом конечно именно КПЗБ организовывало борьбу с властью, в Берестовице вывешивали  красные флаги на советские праздники и даже в деревнях Эйминовцы и Берестовичаны вывешивали красные флаги прямо на высоких деревьях за околицей. Кумач тогда не продавался, так придумали красить материю в красный цвет в синагоге там полицейские и не догадывались провести обыск. Кстати интересно, что в 1939 году еврейская община подарила свою синагогу под клуб для советской власти.

Ну и еще для понимания тех времен нужно понять, что те деревни нельзя и сравнить с нынешними в которых практически не осталось молодежи. Тогда деревни кишели от людей. Обычными были семьи с 5-10 детьми. Даже уже после войны в 50-е годы когда создали первые колхозы и колхозам выделили сенокосы на нейтральной полосе границы в пойме реки Свислочь то рассказывают, что только с д. Берестовичаны на покос ехало три грузовые машины полные косцов. Это отборные  мужчины. Тогда тысячи людей кормились с земли её обработки. А теперь один трактор и один комбайн заменят несколько сотен человек. Вот и уезжают люди массово в города для поиска достойной работы.


В 1939  году колхозов еще не создавали.
Красноармейцы пели частушки типа

20 лет пробыла Польша
20 лет болела
была Польша нету больше
как в огне сгорела

Шутили над местными, мол странные вы люди в ложке (лужко) спите, а кровать (крават) на шею вешаете.

 Насколько знаю создавались только коммуны в бывших панских маентках вступали в них работники маентков. Семьи владельцев выселялись со своих дворцов и домов. Семья Коссаковских получила приют у местной учительницы польского языка Малынич Ядвиги  ну а чуть позже с дома Малыничыхи (так её помню называли) семью Коссаковских отправли в ссылку в Казахстан. Интересно что новорожденного внука Графа, Минейко Александра семья смогла оставить у Малыничыхи и та его растила  наверное лет до 15 ти. Вот тут я уже немного помню эту самую Малыничыху которая для нас детей была в то время олицетворением  польскости в Берестовице. У её брат был ксендзом и когда в 1960 годы закрывался Новый костел именно у Малыничыхи милиция забрала ключи от костела. Позже в нем хранили зерно, а еще позже тут был приемный пункт стеклотары.
Помню в детстве для нас детей, Малыничиха была олицетворением польскости в Берестовице. Она как учительница польской школы оставила значительный след среди старшего поколения. Помню Виктор Лагода мой родственник  который был кузнецом и даже коммунистом в колхозе. В начале 90-х. ходил в райком и райисполком и добивался, что бы восстановить памятник польским солдатам 1920 года на том месте где он был раньше то есть теперь это прямо у школы. Добивался этого очень усердно , меня даже спрашивали в райкоме действительно ли он из православных и почему так за памятникам белополякам добивается ?
 После его одноклассник по польской школе говорил мне-вот что значит школа Малыничихи, она нас учила убирать и ухаживать за этим памятником и видишь как научила.
Позже этот памятник восстановили но только на кладбище а не возле школы.
Кстати и в польской школе было не все так безоблачно было и противостояние белорусской молодежи польской пропаганде. Пропаганда должна быть строго дозирована. Иначе эффект от неё может быть обратным. Это как помните при Брежневе все хорошее это заслуга Партии , ну вот и ходил стишок


Была весна

Настало лето

Спасибо Партии за это J

В польской школе всячески превозносились заслуги Стэфана Батория возвеличивание его успехов в борьбе с Московией.

Ну и школьники сочинили уничижительный стишок

Стэфан Баторы влязл до коморы

Наедлся гроху и п***ял потроху.

Или такое непонятно к чему
Ян Собесски мял тши пески
бялы, чарны и небески

От старших школьников я даже слышал историю о внуке Графа , Алик учился в советской школе, бегал босиком, любил бегать в кузню и там качать меха помогая кузнецу дяде Володе Лагоде . После в конце 1950-х Алика через Красный Крест затребовали его родители с Лондона. Куда они попали, покинув Казахстан с армией Андерса. Смеясь школьники говорили, что внук Графа говорил , что не хочет ехать в Лондон, мол там нет колхозов и что он там будет делать? Но это я думаю местная легенда. Конечно, советская школа много значит в воспитании, но наверняка Малыничиха  сдерживала влияние советской пропаганды. Кстати Александр Минейко и сейчас насколько знаю, живет в Лондоне. Он приезжал в Берестовицу пару лет назад на 100 летие Костела и приезжала его старшая сестра Пани Марыся с Нью Йорка.  Интересно, что на рисунках Людвики Немцевич которые я опубликовал несколько тем назад в этом же блоге Пани Марыся изображена часто в виде маленькой девочки обычно в платье в горошек. Пани Марыся раз пять наверное приезжала в Берестовицу – уже совсем пожилая женщина привлекала тут внимание тюлевым зонтиком который защищал её от солнца. У нас с такими зонтиками никто не ходит. Да и солнце у нас не так уж часто бывает.

В 1939 и 1940 году было наверное больше всего раскулаченных и вывезенных в ссылку. Хотя насколько знаю далеко не всех осадников отправляли в ссылку многие после в конце 1940-50х годов выехали в Польшу по программе переселения, когда православные выезжали с Польши к нам а католики могли выехать в Польшу. Хотя явно гораздо больше от нас выехало чем к нам приехало людей, ну  и я не располагаю статистикой сколько осадников выехало а сколько было репрессировано но не все были репрессированы. Хотя и просто выехать бросив тут дом и землю все то во что несколько десятилетий вкладывался свой труд это так же сродни репрессиям. Я еще помню примерно в 1962 году, мы бегали на хутор осадника Гансерыка, там было много вкусных вишен. И стоял дом, с которого уже начали обдирать шалевку и большое гумно со снятыми воротами, в том гумне помню было много гнезд ласточек, которые залетали и вылетали в ворота-словно пчелы в улей. Само то что еще стоял дом и сарай говорило о том, что выехал он не больше года назад.

1941год.

Война.  Немцы наступали очень быстро. Отступающие часто неоргонизованные красноармейцы попадали под огонь не только немецких диверсантов, иногда им стреляли в спины, наверное, не только немцы. Может, мстили раскулаченные, и оставшиеся тут может просто обиженные на советскую власть и имеющие оружие. Возле дома моего деда остановилась машина полуторка три лейтенанта –один убит выстрелом в голову. Сказали при вьезде в Берестовицу кто то выстрелил с польского кладбища. Мол, нужно похоронить. Дед говорит, ну хороните напротив моей калитки на выгоне. Там и похоронили при дороге, без гроба положив на шинель и укрыв другой шинелью. Кстати, после войны, когда проводили перезахоронение со всех таких мест к памятнику на ул. Чкалова, то этого лейтенанта не нашли. Мама говорила, копнули в одном месте после в другом, а после махнули рукой и уехали. Могилу еще во время войны немецкие машины растоптали, сломав простенькую ограду с жердочек, а после постоянно летом скот деревенский там топтался.  Помню, как то дед попросил сирень примерно на том месте посадить, посадили да видно не точно на том. Видимо могила ближе к дороге была.

На горке у дороги на Шелепки остановился казачий корпус. Сейчас там как раз очистные сооружения. Как их строили, то много находили оружия и человеческих скелетов. Вот в первые дни войны там казаки красноармейцы окапались и видимо решили держать оборону. Их немцы два дня страшно бомбили-были сильные потери, но не было с кем воевать. Оставшиеся в живых на следующую ночь собрались и отступили на Волковыск. Говорят, на этой горке местные собрали два воза оружия и захоронили на польском кладбище от греха подальше.

Собственно боев за Берестовицу насколько знаю и не было , аэродром в Кваторах немцы так же разбомбили полностью. Я как то ставил пчелы у Кулаковского на хуторе у Карповцев. Так вот Степанович этот рассказывал, что в первые дни войны немцы расстреляли его маму. Прибежал на хутор красноармеец и попросил, что то гражданское переодеться что б. Мать дала одежду он прямо на улице переодевался, а тут немцы на мотоциклах внезапно вылетели из за кустов. Говорит у его на глазах, завели за сарай мать и красноармейца и обоих застрелили красноармеец даже не пытался убежать увидев мотоциклы.

Немцы поставили в Берестовице коменданта он жил в доме не очень далеко от дома моего деда. Это был хромой немец говорят не понимал ни по русски ни по польски. Ходил с обрезком резинового шланга но не знания языка не мешало ему следить за порядком. Говорят вот едет крестьянин на не взнузданном коне или летом в тулупе на ярмарку, так немец его так отходит по спине обрезком шланга , что десятому закажешь. Немца называли за глаза-помидор. За то, что он был краснолицый.   В молодости я часто от стариков слышал чуть где непорядок так говорили- вот немца на тебя кульгавого с гумой надо J

Как только немцы установили свою власть, так сразу они потребовали выдать всех коммунистов, конечно жены и родственники тех панов, которых побили в 1939 году известно, чьи фамилии сообщили.  И начались расстрелы без всякого суда.  Те самые активисты из д. Старинцы убежали в лес услышав о этом. Но немцы арестовали их семьи и сказали, что через сутки расстреляют, если хозяева не явятся. Ну те и явились в течении суток и конечно были расстреляны хотя жен и детей ихних отпустили . Вот и кончились кошмарные сны для того Антония которого все догонял Пан Лисневич.

В Берестовичанах жил такой Окулич Михаил Григорьевич совершено седой мужчина и заикался – он работал немного зав складом, учетчиком и еще на каких то должностях таких. Помню я что то брал на складе погрузили в машину и говорю шоферу – интересно так кладовщик заикается. А шофер говорит, знаешь- это его немцы расстреливали и он в один день и поседел и заикаться стал.  Вот как немцы пришли так жена солтыса польского Никона сообщила фамилии 5 человек с Берестовичан , что они коммунисты. Немцы их повели расстреливать в карьер возле деревни, в том числе и Окулича. Перед расстрелом офицер который умел говорить по польски приказал снять рубашки-вот же немецкая бережливость. Тогда Окулич стал плакать и говорить что ему только 17 лет. И он там не был когда убивали Никона. Офицер повернулся к вдове Никона и говорит- так ты точно скажи, был он там или нет? Она долго думала, а после говорит,-я не знаю. Немец обругал её и отпустил Окулича, а остальных расстреляли немцы, прямо перед жителями всей деревни которых  специально согнали.

Немцы ловили окруженцев и партизан. Собственно настоящих партизан у нас не могло быть много, в районе меньше всего удельная площадь лесов по сравнению с областью, а то и всей республикой. Но были окруженцы все еще пробивающиеся на восток и если они были с оружием, то их немцы расстреливали сразу. Вот от пули таких окруженцев говорят и погиб  полицейский Сидорович. Он  и у немцев устроился полицейским. И вот раз немцам сообщили, что несколько вооруженных людей спрятались в хате в д. Кузьмичи. Немцы взяли с собой Сидоровича и поехали ловить окруженцев. В хате никого не нашли а на чердак сами лезть не хотели, послали Сидоровича. Тот поставил пистолет на боевой взвод и полез по лестнице. Но как только его голова появилась в люке чердака, раздался выстрел, пуля пробила ему шею, он рухнул вниз уже мертвый. Тогда немцы просто подожгли дом и стали ждать, прижавшись к стене и опасаясь выстрелов с крыши, надеялись, что окруженцы будут выпрыгивать в люк и двери. Но те были хитрее, дым стелился по земле в сторону леса, до которого было метров 200, они разобрали дырку в крыше, спрыгнули и в густом дыму смогли уйти без единого выстрела.

Хотя я слышал и другую версию смерти Сидоровича,  никаких партизан на чердаке и не было, а получился банальный самострел по неосторожности. Но это думаю вряд ли, это как нужно держать пистолет, что б самого себя подстрелить в шею, тем более полицаи имел большой опыт обращения с оружием.

Немцы как известно старались уничтожить всех евреев. И практически всех берестовицких евреев они уничтожили. Говорят, выжил только один Элё Овсиевич, он был ветеринаром и его спасло то, что перед самым началом войны его посадили в тюрьму отправив отбывать срок, куда то в глубину России. После войны он вернулся в Берестовицу, женился на белоруске, они вырастили двух дочерей. Одна из дочерей училась с моей сестрой в пединституте в Гродно, а затем они вместе работали учителями в Паперне в минском районе. Дочь Элё даже стала со временем директором школы.

Еще одна еврейская девочка Полина Леви появилась в Берестовице в конце войны и моя бабушка её приняла в семью-стараясь прятать от посторонних глаз. Говорили Полина была из Крынок которые сейчас в Польше. Там её прятал какой то инженер. Но в последний год войны случайно её заметил какой то весьма недобрый сосед. Инженер сказал срочно уходи, иначе мы все погибнем. И вот Полина как то добралась в Берестовицу  тут  повезло ей с моей бабушкой.  После войны она вместе с тетей Любой училась в каком то банковском техникуме в Минске. После вместе работали в банке в Берестовице, а позже их обоих перевели в банк в Гродно на ул. Карбышева. Вот Полину я уже помню. Кстати, она и карьеру в гродненском банке сделала, была начальницей тёти Любы. Правда фамилию после замужества она  сменила и уже была Первухина а не Леви, Первухина Полина Яковлевна насколько знаю детей у них с мужем не было.


В 1944 году Берестовицу освободили. Пришли третьи Советы. Берестовицких ребят призывного возраста призвали в армию. Призвали и обоих братьев моей мамы Николая и Володю. Одного из них оставили в Берестовице вроде как при КПЗ с винтовкой охранять арестованных. Молодой хлопец очень страдал от этого. Говорили приходил домой и плакал рассказывая, что вот родственники арестованных приходят, приносят своим хлеб , молоко, что б поели нормально. А командир его за это наказывает –строго запрещает передачи. А фактически все арестованные это знакомые. Ему казалось , что хуже службы нет и он сам попросился на фронт. И Николай и Володя попали под Калининград и оба там погибли там много погибло парней с наших мест. Много вернулось покалеченных.  Помню Белобокого, который ходил с привязанной бутылочкой для сбора мочи, еще много лет после войны. Помню Курмеля с перекошенным изуродованным пулей лицом. Помню безногого на коляске с ручками, которыми он качал, и велосипедная цепь от них крутила колеса. Много было без одной ноги или одной руки. Во время войны в Берестовице по улице Чкалова был устроен полевой госпиталь. Там умирало много раненых и их хоронили по этой же улице в братских могилах.

После начались суды над полицаями и тп.  Им давали большие сроки наверное некоторых и расстреливали. Помню в нашем Доме Быта работал сапожник –говорили что он был немецким полицаем и отсидел 20 лет. Вот под влиянием написания этой статьи я недавно узнал кое что новое . Встретил на рынке  Ивановича и вспомнил что он был одноклассником моего дяди Юры который давно умер но рассказывал про полицейского Банета. Спрашиваю  Ивановича – Вы помните Банета? И узнал от его много нового.  Оказывается Банет это кличка, а фамилия его Лагода и он местный. Говорю, ничего себе, у меня у бабушки девичья фамилия Лагода так может он еще и родственник мне. Нет говорит твоя бабушка была из русских Лагод а он из польских Лагод. Есть в Берестовице такая особенность одна фамилия и есть русские и польские. Но вернусь к этой теме чуть позже. После войны Банет отсидел 10 лет и вернулся. Говорю Иванивич как 10 лет ? Ведь говорили, это он с кладбища стрелял по отступающим красноармейцам.  Ну да говорили, отвечает. Говорили, что стрелял он с часовни на польском кладбище и с ним там сидел немецкий диверсант. Но вот  видимо никто не сказал или не доказал это на суде. Спрашиваю, а что Вы слышали про полицейского, который вернулся с лагерей и его тут возле озера убили?

Это ты напутал, не было такого, отвечает. Видимо это опять про Банета. Был такой случай. Дело в том, что он сидел в Магадане и там женился на дочери коменданта лагеря. Возможно поэтому и сидел всего 10 лет. Приехал сюда с русской женой-возможно думал остаться тут жить. Но вот как то вечером на берегу озера его двое мужчин решили утопить. Однако неожиданно напасть не получилось, драка была шумная. Мельник Ставецкий услышал и вышел смотреть что за шум, а после поднял крик - мол караул, убивают.  И этим спас Банета. Но тот видимо понял, что тут ему жить не дадут и через неделю или две оклемавшись, бросил свою русскую жену и видимо нелегально ушел в Польшу где так и жил после. 

Интересно, что порой строже чем полицаев судили солтысов , с Шелепков солтысу дали 20 или 25 лет. Хотя вот такой  случай был. В самом начале войны немцы разрешали брать пленных красноармейцев для работы по хозяйству. У солтыса не было своих детей, он взял себе двух красноармейцев. Они жили у его до конца войны, конечно и работали на хозяйстве, даже когда немцы запретили пленным быть на хозяйстве, ему удалось их оставить.

Вот когда был суд над солтысом то он смог разыскать тех двух красноармейцев, они свидетельствовали, что он их спас от смерти. Но и это не помогло , срок ему дали больше чем Банету немецкому полицаю.

И еще я слышал, что после войны вели следствие – кто в Берестовице стрелял в отступающих красноармейцев. Были арестованы трое местных поляков,  их держали в Гродно в тюрьме, несколько месяцев. Один по фамилии Малиновский даже умер в тюрьме. Но ничего доказать не смогли и выпустили оставшихся двоих. Кажется, все эти три семьи выехали в Польшу официально по обмену населением.

В Польшу же удрала, бросив все хозяйство, вдова солтыса Никона с Берестовичан, еще при немцах. Понятно, что её могло тут ждать после расстрела немцами односельчан. Её сын рассказывал, что несколько месяцев прятался у родственника в д. Семеновка, а после так же удрал в Польшу. Настоящей границы с инженерными сооружениями еще не было охранялась только пограничными нарядами.

В Поплавцах вдова убитого в 1939 году солтыса с приходом немцев не сообщила о тех односельчанах кто убил её мужа и те благополучно дождались приходя Советской власти хотя ни в 1939 году ни после войны никакой карьеры в советских органах они не сделали, жили как все деревенские. И жила вдова солтыса и её дети. Вот так как подумаешь, какая тонкая грань отделяла в то время жизнь и смерть. Стоило вдове сообщить немцам о убийцах мужа и их бы убили но и ей и её детям не было бы тогда места  тут после войны.

Колхозы тут создавались не сразу после войны в 50 даже в конце 50-х годов. Обычно одна деревня-один колхоз. Это после уже их начали укрупнять и присоединять. Кто имел относительно хорошее хозяйство те шли в колхоз обычно не охотно. Те кто был совсем бедным шли с радостью.

Тех кто не шел в колхоз буквально разоряли налогами. Фактически все стали колхозниками. Я еще помню, играем компанией на улице и едет мужик на телеге запряженной худым конем. И кто то со старших ребят говорит-смотрите это единоличник едет . Младшие начали спрашивать старших что это такое , те объясняют что он отказывается вступать в колхоз. Такие люди были большой редкостью

Мой дед был мастеровым, у его не было земли и не было коня. Пол дома у него занимала мастерская столярная. Он делал деревянные колеса, окна двери, повозки сани. Правда была корова. Тогда наверное у каждой семьи была корова. Это сейчас кажется осталась одна частная корова на всю Берестовицу. А я помню как по каждой улице на свой выпас гнали приличное стадо коров и как каждый кто жил по этой улице обязан был убрать участок дороги напротив своего дома после того как стадо прогонят.Это было нормой- коровы прошли и люди с лопатой и метлой сразу убирали дорогу.
Трава была на вес золота. Все что не было пастбищем выкашивалось на сено. Выкашивались даже малые полянки в лесу и обочины лесных дорог. Это не сейчас что все неудобицы зарастают высоченной травой и даже если траву косят то никто её не сушит на сено, косят для красоты и так и оставляют гнить. А после ранней весной пересохшие травы это опасность палов-горят эти травы гектарами представляя опасность пустующим и необкошенным домам в деревнях .

Рассказывали, раз сосед пришел к деду и плакал и со злостью говорил вот у меня и землю и коня забрали в колхоз, а почему тебе оставили все инструменты? Пусть бы и их забрали. А дед отвечал- да что эти инструменты значат без моей мастерской и без меня? Глупости говоришь.

Дед получал в колхозе трудодни –в основном натуроплатой. Получал очень мало, гораздо меньше чем обычно платил пан за дневку. Но собственно нареканий на советскую власть вроде я и не слышал. Знаю только, что дед всегда очень гордился, что два сына учатся в институтах и дочки в техникумах. Говорил, за польским часом о таком и мечтать не мог.

Хотя вот сейчас как подумаю, да образование стало очень доступным, но видимо именно поэтому оно и обесценилось. При Польше иметь высшее образование это как пропуск в безбедную жизнь был.

Ну и вернусь к польским и русским фамилиям. Думаю это все родственники очень давние правда, но когда то видимо когда запретили униатскую церковь  примерно во времена Калиновского люди выбирали либо православие либо католицизм вот и появились Лагоды польские и русские. Ну и еще про русские. Вот с детства помню, называли кладбища тут, одно польское другое русское, вот так одним словом обозначали. Русское – это слово имело несколько иное значение чем сегодня. Затрудняюсь объяснить. Ну вот сегодня русское это московское, ну или примерно так. А когда то это был синоним слову православное. Вспомните Франциска Скорину и его «Библия Руска» Да что там вспоминать что было много сотен лет назад, вот фото памятника на польском кладбище в Берестовице памятник с 1936 года и смотрите сколько раз и в каком смысле там упоминается Русь. Надеюсь польского осадника и столь высоко образованного человека вы не обвините в промосковских настроениях J

Но давайте про колхозы опять.

Колхозы стали жить богаче уже в конце 60-х годов. Я пришел в колхоз в конце 70-х это уже были неплохие зарплаты особенно у специалистов. Правда, очень мало было выходных дней.

Запомнился мне такой случай. ( я уже отхожу от воспоминаний о том чего не мог видетьJ ) в конце 80-х годов на территории молочно товарной фермы которая расположена у дороги на Берестовичаны после ливня вымыло много костей человеческих. Районная ветеранская организация подняла вопрос  о том, что это герои войны те кто умирал в госпитале и нужно увековечить их память. А я помню, что когда еще не было этой фермы мы дети там гуляли на горке той росло много травы такой качанчиками как миниатюрная капуста- обычно на кладбище такую садят. И даже старшие хлопцы показывали нам камень –говорили смотрите, польскими буквами русские слова. Ну да латинцей там можно было разобрать ЗДЕСЬ ПОКОИТСЯ…

Короче я стал спорить с ветеранами, что это просто старое кладбище. Они приводят якобы свидетелей. Я обошел этих свидетелей – а они только предполагают, что мол а кто ж тогда там если не с госпиталя? Я тогда работал заместителем председателя этого колхоза, на территории которого была ферма. Ветераны меня песочили при всяком удобном случае но я не сдавался, приведя аргументы и председателю колхоза и первому секретарю райкома. Для установления истины нужна экспертиза. Обращаюсь в милицию - начальник милиции ни в какую, ты что говорит, хочешь что б я уголовное дело с десятками трупов открыл-какая экспертиза? Обращаюсь в военкомат - говорю запрос с колхоза на экспертизу сказали не действителен. Нужен, какой то государственный орган. Военком открещивается и руками и ногами. Говорит еще какие сталинские репрессии вылезут или еще что - ни дам я тебе никакой бумаги.

А тут как раз был не то партийно-хозяйственный актив собрание, ни то районная партийная конференция я уж точно не помню, но присутствовал сам Клецков первый секретарь обкома. И вот после всех выступлений в прениях выступают наши ветераны и говорят, что только моё упрямство мешает увековечить память павших героев. Смотрю Клецков в президиуме шепчется с Солдатовым и что то себе записывает. На завтра меня вызывает в райком Первый и говорит, дело такое, что может плохо кончится и не только для тебя. Так что или срочно доказывай, что это старое кладбище или если не можешь то не спорь.

Я пошел к ветеранам и говорю - ладно, ставьте памятник, я буду молчать. Нет, говорят. Колхоз должен ставить. А колхоз это значит, мне самому заниматься. Короче я ему сказал - такого не будет.И вот тогда подумал, а не обратиться ли в мединститут в Гродно.Они же там и с костями работают. Ректор меня направил к профессору Усоеву. Он меня внимательно выслушал и спросил ногти, волосы сохранились? Говорю ничего нет. Тогда Усоев говорит это даже не первая мировая. То есть я вижу , что человек весьма компетентен. Теперь с замиранием сердца спрашиваю, сделает ли он экспертизу. Да отвечает профессор - привозите к нам кости это хорошая практика студентам. Говорю сколько костей  - один два скелета? Нет, везите по больше, говорит.

Приехал в Берестовицу попросил директора СПТУ дать учащихся на день или два. Собрали группу учащихся хлопцев - добровольцев, а руководил ими преподаватель Зайко. Насобирали много мешков костей. Отвезли их в здание института, что на Советской площади. И через три недели получили официальную бумагу с печатями и подписями.

Типичное сельское кладбище 16-18 век. 24 скелета. В основном пожилой возраст, но есть и дети. Огнестрельных ранений нет. Примерно поровну мужчин и женщин, даже написаны некоторые болезни которые по костям можно определить. Удивительно насколько хорошие зубы были у этих скелетов. Почти все с полным набором зубов. Вот что значит, еще сахаром не пользовались.

Отдали мне  кости назад, попросили захоронить так в мешках. Возможно,  позже еще раз вернуться к взятию промеров черепов для определения балтского или славянского происхождения. Я эти останки захоронил под березкой на хуторе  осадника Гансерика. Экскаватором выкопали могилу.

Председатель райисполкома Карпуть, вызвал председателя ветеранской организации ознакомил с бумагой с многими печатями и подписями. Данил Данилович хлопнул руками по бедрам и ушел. На этом эпопея с памятником закончилась. Конечно, на улице Чкалова абсолютно всех погибших и хоронили. Там несколько братских могил. Поэтому и улица за памятником такая широкая.

Ну и раз уже пошла речь о временах нынешних, то еще хочу про красивейший уголок возле Берестовицы поговорить.  Ставы. Аллейка от имения в Берестовице и до Палежино. Графское имение. В этих местах я еще помню, проводили массовые гулянья. Там было первое массовое гулянье с поляками. А после обвалились деревянные мостики через ручьи, и стала аллейка не проездной. Заилились ставы. Помню на Центральном ставе, вся Берестовица купалась,  росли белые лилии, а сейчас все заросло грязью и осокой. Любой пруд нуждается в регулярной чистке хоть раз в 10 лет. В 60-х годах кажется и колхозы бедные были а вот могли тогда чистить даже берестовицкое озеро начиная от самых подолов, выделяя для этой цели по пять тракторов и экскаватор каждый день. Вывозили ил на поля. Это отличное удобрение. Ну и мостики через ручьи по нынешним временам не проблема. Я когда работал в колхозе так обвалился деревянный мост через р Берестовичанку между деревнями Плюскаловцы и Шелепки. Трудно было найти бригаду умеющую строить мост, да и дерева много нужно было. Присмотрел я бетонные трубы в Гродно 2 метра диаметром. Вот мы их привезли и положили в две нитки на месте деревянного моста и просто засыпали гравием. Деревенские старики говорили, что эти трубы до первого паводка полежат только, однако вот уж не менее 25 лет лежат и не один паводок выдержали. Деревянный мост наверняка уже сгнил бы. А те ручьи на ставах они всего лишь слабые притоки речки Берестовичанки,  там гораздо меньшие трубы справились бы.

Я уже далеко ушел за тему ВОСПОМИНАНИЙ О ТОМ ЧЕГО Я НЕ ВИДЕЛ.  Значит пора заканчивать. Сдается мне, что эра войн давно закончилась.
Народ сейчас поголовно грамотный и в целом люди стали разумнее и добрее друг к другу но вспоминать о том что было, не лишнее, что бы в будущем не совершать тех же ошибок.